Справочник по производителям аудиотехники в Японии Акустические системы Виниломания Проигрыватели виниловых пластинок Запись на магнитную ленту Усилители Проигрыватели компакт-дисков Измерения, расчеты, теория Средства коррекции звукового поля

  Как увлекаться аудио правильно Мои коллекции   Сделай сам Моя коллекция аудиотехники Перлы идиотов Ссылки Кабинет доврачебной помощи О сайте

О бессмысленности измерений характеристик АС


Начну с того, что я несколько лет подряд (года 4 минимум) очень плотно занимался так называемыми измерениями АС с помощью программно-аппаратного комплекса MLSSA — измерил не одну сотню колонок самых разных эпох — от образцов 60-х годов до самых современных. Причем делал я это практически точно также, как главный редактор Stereophile, Джон Аткинсон. И я могу с полной ответственностью утверждать, что это была пустая трата времени. Иными словами, измерения характеристик АС абсолютно бесполезны — рассматривать графики АЧХ, ФЧХ, ватерфолы и что-там-еще-можно-измерить, равно как и обсуждать все это с кем-либо — совершенно бессмысленно. Можно сказать еще проще:

Об измерениях характеристик АС лучше всего вообще забыть и тему эту для себя закрыть раз и навсегда.

Ибо тема эта абсолютно мертвая и бесперспективная. Но я не жалею о потраченном времени — ведь отрицательный результат не менее ценен, чем положительный. Откуда бы я узнал, что измерять параметры АС совершенно не нужно, если бы не занялся этими самыми измерениями лично?! Ниоткуда — так бы, наверное, до сих пор и разглядывал графики да искал в них какой-то смысл.

В аудиофильской среде к любым объективным измерениям или характеристикам относятся, мягко говоря, негативно — какая, нахуй, объективность, если прослушивания субъективны?! Засунь, говорят, свои хуевые измерения моих супер-колонок себе в жопу — их звук мне все равно нравится. Или так: да срать я хотел на твои шикарные измерения — колонки все равно играют хуево, и все тут — мне Рабинович напел. И я, в общем-то, вынужден с этим согласиться — не в плане жопы, конечно, а в том плане, что измеряемые характеристики или параметры АС ничего полезного нам не сообщают.

Где-то в 2007 или 2008 году (точно уже не помню) я принимал активное участие в работе одного аудиофильского клуба, в котором целая группа людей разных возрастов регулярно собиралась в специально отведенной под это дело, хорошо отремонтированной комнате с целью послушать разную аппаратуру. В том числе занимались и непосредственным сравнением АС — в режиме мгновенного переключения. Итогами одного из таких заседаний стоит поделиться. Текст, который следует ниже (до Части 2), был написан тогда же — 7-8 лет тому назад, что, разумеется, ничего не меняет. Итак...

К Части 2Часть 1

Создание практически идеальных (с точки зрения характеристик) АС перестало быть проблемой с момента появления первых измерительных систем — еще в начале 70-х годов Ричард Гейзер изобрел спектрометрию с временной задержкой (так называемая TDS-методика), которая нашла первое воплощение в измерительной системе TEF, производившейся Techron. Десять лет спустя Липшиц и Вандеркой изобрели систему анализа при помощи последовательности максимальной длины (Maximum Length Sequence System Analyzer или, сокращенно, MLSSA), которая нашла промышленное воплощение в виде ISA-платы для компьютера, выпускаемой DRA Laboratories (также 70-е годы).

Рассмотрим относительно свежую АС, которую по совокупности измерений можно считать типовым эталоном — Harbeth 7ES-3.

Harbeth 7ES3

AN

FR45

WF

STEP

INC

Как видишь, по измерениям в акустике прекрасно все — неоднородность осевой АЧХ практически во всем слышимом диапазоне ±2,5дБ, отличная дисперсия, замечательной формы переходная характеристика (рябь на ней не должна вызывать никакого беспокойства — это резонанс пищалки, лежащий далеко в ультразвуковой области), чистейший ватерфол (график ЧПХ) без признаков каких-либо явных послезвучий и, наконец, нелинейные искажения, практически во всем диапазоне находящиеся ниже 2%. Просто чудо какое-то!

Однако, вот парадокс — при прослушивании этой акустики 75% слушателей самого разного возраста (от 28 до 50 лет) и самых разных музыкальных пристрастий оценили звучание Harbeth 7ES-3 негативно. Что особенно интересно, подавляющее большинство слушателей не только слышали эти АС впервые, но и видели тоже. Иными словами, среди участников прослушивания не было ни единого (за исключением владельца АС) человека, который мог бы быть заподозрен в каком-либо заранее сформированном впечатлении или предубеждении по отношению к данной акустике. Никто из присутствующих вообще не знал, что он в тот день будет слушать Harbeth 7ES-3. Измерения также — чрезвычайно отрадно — появились после (а не до) прослушивания, что полностью исключает какой-либо анти-ангажемент в смысле попыток умышленной дискредитации объективистского подхода. Иными словами, если бы все заранее имели перед глазами результаты хоть каких-то измерений, то, возможно, кто-то и попытался бы убедить себя (а потом и других) в том, что все просто не может быть так плохо. Но, увы, какая-либо объективная информация по акустике отсутствовала до недавнего времени напрочь.

Что конкретно не понравилось? Если кратко резюмировать впечатления большинства слушателей, то претензии были следующие:

  • ощущение «сглатывания» значительной части музыкальной информации, пропажа деталей музыкальных произведений
  • ватность звучания, ощущение, что АС накрыты одеялом
  • ощущение провала в среднечастотной области
  • недостаток ВЧ, их замыленность
  • вязкость, тягучесть баса
  • ощущение отворачивания солиста от слушателей, пение спиной.

После всего вышесказанного у любого человека, в особенности у того, кто склонен придавать измерениям большое значение, может возникнуть закономерный вопрос: а все ли в порядке было у слушателей со слухом? Мало ли кого можно пригласить! Ответ: да, со слухом у слушателей был и есть полный порядок. И лучшим доказательством тому является следующий факт. Параллельно с Harbeth 7ES-3 в режиме реального времени прослушивалась акустика Dynaudio BM15P. Взгляни на ее объективные измерения:

Dynaudio BM15P

AN-2

FR45-2

WF-2

STEP-2

INC-2

Как видишь, конкурент объективно не уступает Harbeth 7ES-3 — неоднородность осевой АЧХ практически во всем слышимом диапазоне ±2,5дБ, отличная переходная характеристика, такой же чистый ватерфол без явных послезвучий, нелинейные искажения, практически во всем диапазоне находящиеся ниже 4%. Несколько странная дисперсия обусловлена осевой асимметричностью Dynaudio BM15P (данное измерение произведено со стороны фазоинвертора).

В отличие от Harbeth 7ES-3, звучание Dynaudio BM15P понравилось подавляющему большинству слушателей. Причем понравилось если не абсолютно, то, по крайней мере, выраженно. Стоит подчеркнуть, что особенно явно и недвусмысленно разница между двумя парами АС слышна при сравнении акустики в режиме реального времени, т.е. при мгновенном переключении с одной акустики на другую, для чего использовался специальный пассивный коммутатор Lo-D.

Чем же обусловлена такая сильная разница в восприятии звука обеих пар АС? Совершенно очевидно, что ни в первом, ни во втором случае каких-либо аномалий в измеряемых характеристиках АС просто нет. Более того, практически все характеристики превосходят среднестатистические. Откуда же тогда берется столь выраженная разница в звучании?

Казалось бы, АС с более-менее похожими результатами измерений должны звучать также более-менее похоже. Ну, во всяком случае, разница в звучании не должна носить вопиющий характер, а предпочтения слушателей должны, по идее, распределяться примерно поровну. Однако ничего этого нет.

Рассмотрим в этой связи еще одну пару АС, характеризующихся чрезвычайно хорошими измерениями — Acoustic Energy Aegis Evo 3.

Acoustic Energy AE3

AN-3

WF-3

STEP-3

INC-3

Что видим? Неоднородность осевой АЧХ во всем диапазоне ±2дБ, отменная переходная характеристика, чистейший ватерфол, нелинейные искажения практически во всем диапазоне не превышают 4%.

И что же сказали слушатели, сравнивая эту акустику с Dynaudio BM15P или с Harbeth 7ES-3? Мнение о второй можно выразить очень кратко: после Acoustic Energy Aegis Evo 3 слушать Harbeth 7ES-3 невозможно в принципе. Разница как между небом и землей. А ведь по измерениям и та, другая акустика — сказка. При сравнении же AЕ Aegis Evo 3 с Dynaudio BM15P мнения разделились примерно поровну — половина слушателей отдала большее предпочтение AЕ, другая половина — Dynaudio.

И опять встает все тот же вопрос: так где же все-таки зарыты особенности звучания акустических систем? Несомненно одно — не в тех характеристиках, что принято измерять. Впрочем, других пока никто измерять не умеет. Можно ли измерить «звуковой почерк» АС в принципе? Как может акустика с ровной измеренной АЧХ звучать так как будто у нее задавлена середина? Как может акустика с неоднородностью осевой АЧХ ±5дБ звучать ровно и сбалансировано? Почему акустика с минимумом послезвучий и искажений имеет тенденцию звучать сухо, безжизненно и синтетически? Почему существенные значения КНИ и масса измеряемых послезвучий не только не мешают слушателю, но, наоборот, придают звучанию легкость и естество? Разумеется, речь идет не о всяких КНИ, и не о всяких послезвучиях — брак или неисправности в виде дребезга, хрипа, гула или чего-то в этом роде не могут быть акцептированы. Почему одна акустика звучит открыто, широко и глубоко, а другая — похожего размера и конструктива — зажато, скукоженно и мелко? Почему одни АС (не обязательно большого размера) дают масштабный, «большой звук», а другие (в том числе весьма больших габаритов) — лишь жалкий «макет большого звука» в миниатюре?

Одним словом, открытых вопросов весьма много. А ответы на них таковы:

# Вопрос Ответ
1.

Где же все-таки зарыты особенности звучания акустических систем?

Особенности звучания АС по большей части зарыты в комнатной АЧХ, т.е. в усредненной кривой звукового давления в зоне (не точке!) прослушивания. Форма этой кривой лишь частично зависит от АС как таковых и определяется, в основном, взаимным расположением АС и слушателя (относительно помещения), а также отделкой/наполнением комнаты. Именно поэтому абстрактные измеренные характеристики АС сами по себе практически ничего не значат и практически ни о чем не говорят.

2.

Можно ли измерить «звуковой «почерк» АС в принципе?

Можно лишь частично. В комнатах разумного размера, отделки и наполнения часть комнатной АЧХ, начиная от, примерно, 400Гц в значительной степени (но не полностью) определяется боковой АЧХ АС (т.е. АЧХ, снятой под углом примерно 45° к основной оси). Поэтому определенную тенденцию звучать так, а не иначе выявить можно. Но информация эта будет кастрированной, поскольку самая чувствительная для человеческого слуха область спектра начинается примерно со 160Гц (с 4-й октавы), т.е. уходит достаточно глубоко в зону прямого влияния помещения.

3.

Как может акустика с ровной измеренной АЧХ звучать так, как будто у нее задавлена середина?

Ровная осевая (и даже боковая) АЧХ в отрыве от помещения (т.е. измеренные безэховым способом) не значат практически ничего. При работе АС в помещении отражения и переотражения могут накладываться на прямое звучание столь неблагоприятным образом, что приводить к подавлению (заглушению) целых фрагментов спектра.

4.

Как может акустика с неоднородностью осевой АЧХ ±5дБ звучать ровно и сбалансировано?

Как уже говорилось выше, осевая (и даже боковая) АЧХ в отрыве от помещения (т.е. измеренные безэховым способом) не значат, вообще говоря, ничего. При работе АС в помещении отражения и переотражения могут накладываться на прямое звучание столь благоприятным образом, что приводить к выравниванию целых фрагментов итогового спектра, поступающего в уши слушателя (т.е. комнатной АЧХ).

5.

Почему акустика с минимумом послезвучий и искажений имеет тенденцию звучать сухо, безжизненно и синтетически?

Обычно человек не слушает музыку в безэховой камере, в поле или под открытым небом. А те, кто имеет подобный опыт, знают, что вне помещений практически любые АС (кроме концертных) звучат очень блекло, тускло, безжизненно — одним словом, неприятно. Всю красоту и полноту звучания создают именно отраженные и переотраженные звуки, накладывающиеся на прямое излучение. Одна только реверберация в состоянии повысить нашу чувствительность к резонансам средней и низкой добротности на, примерно, 10дБ, что очень много. К слову сказать, человек и слышит-то только благодаря резонансным процессам в слуховом аппарате. Именно этот факт и объясняет, почему музыка звучит гораздо приятнее (живее, сочнее) в реверберантном (т.е. содержащем отражения и переотражения) пространстве, чем в чистом поле. Именно в закрытых помещениях, где происходит подчеркивание и усиление резонансов и резонансиков, музыка звучит тембрально богаче. Все это также объясняет, почему самым трудным тестом на точность звуковоспроизведения АС является прослушивание ее в комнате с отражениями (а не на улице), а также, почему наушники (где нет вообще никаких отражений) обладают врожденным преимуществом и могут звучать вполне приемлемо, даже если измерения указывают на вполне конкретные резонансные проблемы. Гашение ранних отражений звукопоглотителями не только изменяет сцену — оно также спасает от полного провала плохие АС с отвратительной диаграммой направленности. Правда за это приходится платить безжизненностью звучания. В общем, есть над чем задуматься.

6.

Почему существенные значения КНИ и масса измеряемых послезвучий не только не мешают слушателю, но, наоборот, придают звучанию легкость и естество?

Все дело в том, что прямой звук и отраженный/переотраженный серьезно отличаются друг от друга по «примесям», т.е. искажениям. КНИ АС, измеренный в безэховом режиме, совершенно бесполезен (кроме случаев дефекта или брака), поскольку то же самое излучение при первом же отражении «обрастает бородой» искажений по причинам, разъяснение которых выходит за рамки этой статьи. Поэтому тот звук, что в итоге воспринимается слушателем в реальном помещении со стенами и мебелью, даже будучи изначально «чистым» в источнике, всегда «грязен». На фоне этой «грязи» можно заметить лишь чрезвычайно высокие искажения, которые, как правило, вызываются дефектами АС — дребезгом, звоном, гудением и т.д.

7.

Почему одна акустика звучит открыто, широко и глубоко, а другая — похожего размера и конструктива — зажато, скукоженно и мелко?

Все дело в так называемой масштабности звучания, целиком и полностью определяющейся размерами НЧ-секции АС. АС с маленькими басовиками (до 20см в диаметре) — даже если их несколько — никогда не будут звучать масштабно. Такие АС могут звучать громко, сочно, мясисто и т.п. Но масштабно и «крупно», «по-взрослому» — никогда.

8.

Почему одни АС (не обязательно большого размера) дают масштабный, «большой» звук, а другие (в том числе весьма больших габаритов) — лишь жалкий «макет» большого звука в миниатюре?

Ответ на этот вопрос в значительной мере освещен выше. Можно лишь добавить, что даже сравнительно небольшие по общим габаритам АС могут иметь весьма крупный басовик, а достаточно крупные АС — много мелких. Первые будут, при прочих равных, звучать масштабнее.


К выводамЧасть 2

В п. 2 выводов статьи Коррекция звукового поля эквалайзером или путем мультиампинга имеется оговорка, что абстрактные (безэховые) измерения АС — тема для отдельного разговора. Поэтому, чтобы не быть голословным, здесь я рассказываю о том, чего нам измерения дать не могут.

Написать этот материал меня побудили многочисленные эксперименты с переходными фильтрами в акустических системах, в которых производилось отключение штатных кроссоверов, а вместо этого применялся би- или три-ампинг.

Как это ни прискорбно, но измерения акустических систем не предоставляют пользователю практически никакой практически полезной информации. Наиболее полный набор измерений акустических систем включает в себя четыре глобальных группы:

1. Чувствительность
2. Импеданс
3. Импульсная характеристика
4. Нелинейные искажения

Все остальные «измерения» получаются путем математических операций с импульсной характеристикой, а именно:

3.1 Переходная характеристика
3.2 Частотно-переходная характеристика или ЧПХ (она же — кумулятивное затухание спектра)
3.3 Амплитудно-частотная характеристика или АЧХ
3.4 Полярная характеристика (она же дисперсия)
3.5 Фазо-частотная характеристика или ФЧХ (включая отклонение от минимально-фазовой системы)
3.6 Групповое время задерживания или ГВЗ
3.7 Зависимость энергии импульса от времени или ЕТС (Energy-Time Curve)

Особняком стоят комнатные измерения, т.е.

5. Измерения АЧХ в зоне прослушивания

Разберем каждое из измерений в отдельности.

1. Чувствительность

Одно из немногих, достаточно важных измерений, которое, хотя и почти ничего не говорит о звучании АС как таковом, но, тем не менее, имеет несомненную практическую ценность. Чувствительность является мерой самостоятельной громкости АС — чем больше чувствительность, тем громче будут играть АС при одном и том же положении ручки громкости усилителя по сравнению с менее чувствительными АС.

Чем выше чувствительность АС, тем меньше нужно их «напрягать», чтобы добиться того же звукового давления по сравнению с менее чувствительными АС. Очевидно, что низкочувствительные АС входят в режим больших искажений намного раньше, чем высокочувствительные, т.е. своего рода «акустический клиппинг» наступает быстрее и протекает тяжелее.

 

2. Импеданс

Измерение импеданса АС является одним их наиболее любопытных диагностических средств. По графику импеданса можно немало сказать о том, что представляют собой данные АС, вообще не видя их в глаза. Имея перед глазами график импеданса, можно судить, какого типа данные АС — закрытого, фазоинверторного, лабиринтного или же какой либо разновидности рупорных. Можно уверенно судить о том, насколько хорошо будет воспроизводиться бас (40-80Гц) и самый нижний бас (20-40Гц). Можно посмотреть настройки фазоинвертора. Можно также понять, есть ли в системе резонансы, и каков их характер. Кроме того, из графика импеданса можно понять, насколько тяжела будет эта нагрузка для усилителя. Однако, как бы здорово все это ни было, о реальном звучании АС это, опять же, практически ничего не говорит.

 

3. Импульсная характеристика

 

В отличие от, например, измерений импеданса или чувствительности, это измерение меняется с каждой новой точкой, в которой оно проводится. Вплоть до полной неузнаваемости. Соответственно, все, что получается из импульсной характеристики, вообще говоря, лишено смысла.

  3.1 Переходная характеристика

В некотором смысле это — укрупненный вариант импульсной характеристики — можно увидеть, например, в какой полярности соединены динамики. Ценность измерения — чисто академическая или для контроля соединений. Информации о звучании не содержит никакой.

  3.2 ЧПХ

Грубо говоря, показывает, присутствует ли в работе колонки «эхо», т.е. некие послезвучия. Позволяет идентифицировать резонансы. Однако никакой качественной информации, которая могла бы как-то охарактеризовать звучание, в этом измерении не содержится.

  3.3 АЧХ

Когда говорят об АЧХ, обычно подразумевают измерение, проведенное на главной оси АС, причем на малом расстоянии от акустики (обычно 1м), на котором музыку никто, конечно, не слушает. Более того, даже незначительное смещение в сторону от оси приводит к существенному изменению формы АЧХ. Но самое феноменальное заключается в том, что, даже перемещаясь по комнате, человек не ощущает каких-то радикальных изменений тонального баланса, какие обещают измерения АЧХ в различных точках. Таким образом, польза от знания осевой АЧХ ничтожна.

  3.4 Дисперсия

Часто можно услышать, что комнатная АЧХ — лишь один из факторов, определяющих итоговое звучание, а не единственный. В качестве еще одного фактора чаще всего приводят дисперсию. Мотивируют это тем, что, мол, раз у всех АС диаграммы направленности различны, то и «сумма» их всегда будет различна. К разочарованию утверждающих подобное хочу еще раз обратить внимание на то, что когда речь идет о скорректированной АЧХ, как основном факторе, определяющем итоговое звучание, то речь идет об АЧХ комнатной, т.е. о звуковом поле в зоне прослушивания, которое уже содержит в себе все отражения и переотражения, а не об «идеальной», абстрактной АЧХ акустики на какой-то выбранной оси. АС могут быть сколь угодно направленными или ненаправленными, но корректируется всегда итоговое, суммарное звуковое поле. Разница при использовании различных АС состоит лишь в степени коррекции. Если удается провести коррекцию таким образом, что в диапазоне 50Гц-10кГц неравномерность комнатной АЧХ (за редкими узкими выпадениями) не превышает ±2дБ, различить звучание двух даже принципиально разных АС становится практически невозможно.

  3.5 ФЧХ

Какие только мифы не вращаются в аудио-среде, и значимость отсутствия фазовых искажений — один из них. При прочих равных, и если у тебя есть возможность приобрести именно фазолинейную АС, могу только приветствовать подобное приобретение — добиться сохранности фазы (читай: временных соотношений в сигнале) хотя бы в одной точке пространства вполне реально. Просто следует хорошо понимать, что эта «правильная» точка прослушивания — всего одна единственная, что представляет собой определенную проблему в свете двух разнесенных в пространстве ушей, не говоря уже про вольное перемещение головы в пространстве. Того, кто решит проблему фазовой целостности для множества точек в пространстве, вне всякого сомнения, ожидает Нобелевская премия.

В реальности же, это великое счастье, что люди нечувствительны к фазовым искажениям, поскольку в противном случае мы просто сошли бы с ума в повседневной жизни. Каждый раз, когда отраженная «версия» звука накладывается на прямой звук, фазовые сдвиги достигают чудовищных величин! И происходит это в бесчисленном множестве абсолютно во всех помещениях. Даже при переговорах, ведущихся за столом. Попробуй вставать из-за стола и садиться обратно за стол, говоря при этом. Голос каждый раз меняется! Но меняется слабо. И наш слух мгновенно адаптируется к этим изменениям — ты узнаешь голос 10 раз из 10, 100 раз из 100 и т.д. И это при том, что передаточная функция между голосом и слухом очень сильно изменяется как по амплитуде, так и по фазе. На ум сразу же приходят записи опер и дубляжа фильмов, которые выполняются по либретто и сценариям, положенных на такие большие наклоненные к читающему (и ведь при этом отражающие звук!) поверхности, расположенные между микрофоном и ртом. Сигнал искажается у самого источника! Скажи лучше слуху спасибо за его адаптационные способности.

  3.6 ГВЗ

См. ФЧХ

  3.7 ETC

Измерение, которое не имеет к АС практически никакого отношения. Этот вид измерений может оказаться нужен лишь при работе с комнатными отражениями.

 

4.
Нелинейные искажения

Нелинейные искажения присутствуют абсолютно во всех АС — и в маленьких, и в больших, и в недорогих, и в очень дорогих — и измеряются единицами и десятками процентов. Более того, величина искажений очень сильно зависит от точки, где проводится измерение — даже в непосредственной близи от АС показания сильно разнятся. Поэтому говорить, что АС такие-то характеризуются такими-то искажениями, вообще говоря, бессмысленно. А уж когда к делу подключается комната... Несмотря на то, что искажениям в АС посвящена масса литературы, практика показывает, что они не являются сколь бы то ни было важным аспектом или какой-то помехой в работе АС. Более того, человек вообще не замечает искажений, вносимых АС до того момента, пока они не переходят в хрип или дребезг.

Джон Аткинсон, измеривший за свою жизнь свыше 400 различных АС, проводил измерения спектра гармонических искажений лишь тогда, когда и на слух было очевидно, что эти искажения необычайно высоки. Кроме того, он проводил исследования искажений в тех случаях, когда ему было очевидно, что АС производит слышимые ухом субгармоники, т.е. тона, частоты которых являются целочисленными кратными от фундаментальной (т.е. ½, 1/3, ¼ и т.д.). К слову сказать, известный математик Манфред Шредер объяснял появление субгармоник ничем иным, как хаотическим поведением диафрагмы динамика. Джон Аткинсон утверждает, что среди всех АС, которые ему довелось протестировать за последние 10 лет, нашлось лишь несколько, отличавшихся повышенным уровнем гармонических искажений, которые было проблематично слушать даже на небольшой громкости именно из-за этого.

Русские умельцыЯркий пример на эту тему из нашей реальности — двухполосная полочная акустика производства Антона Остроущенко, издающая хрип уже на средних уровнях громкости. К слову сказать, те же проблемы в значительной степени характерны для большинства «произведений» А. Клячина и других отечественных производителей. Более того, Джон Аткинсон совершенно справедливо полагает, что слышимость искажений определяется сугубо переходом АС (или динамиков) в ненормальный режим работы, причем слушатели сами регулируют искажения путем выставления комфортного уровня громкости. Если АС характеризуются высоким уровнем собственных искажений и, как следствие, ограниченным динамическим диапазоном, то проигрывать на таких АС музыку громко становится проблемно — как только уровень искажений выходит за порог слышимости, рука тут же тянется к ручке громкости.

Да, искажения — единственное, что нельзя исправить коррекцией комнатной АЧХ. Они существуют как бы независимо от всего остального. Однако практика показывает, что вклад искажений в звучание нормальной, кондиционной акустики не замечает никто — акустика со средним значением интермодуляционных искажений 2% звучит неотличимо от акустики с искажениями 15%. Слышны только зверские искажения — от 30% и выше, всегда являющиеся свидетельством брака, дефектов или банального клиппинга. Таким образом, приходим к выводу, что искажения также ничего не говорят о характере звучания. Измерять их нужно лишь с одной целью — убедиться, что с динамиками все в порядке (механически и электрически).

Резюме

Итак, теперь каждому должно быть совершенно ясно, что, за исключением явного брака, АС не делятся на «плохие» и «хорошие», на «дорогие» и «дешевые», на «играющие на свои деньги» и «неиграющие на свои деньги». Более того, рассматривать АС в отрыве от помещения — то же самое, что рассматривать голову отдельно от тела, то же самое, что рассматривать усилитель отдельно от АС и т.д. Совершенно ясно, что практически любую акустику (кроме карманных пукалок-сателлитов), вне зависимости от какой бы то ни было декларируемой производителем концепции, можно заставить зазвучать идеально практически в любых разумных комнатных условиях. При этом вся разница между различными АС будет заключаться только в разной чувствительности, т.е. иными словами, в том пороге громкости, за которым последует выход за штатный режим, т.е. «захлебывание» (очень большие искажения).

Единственная проблема на этом пути (и очень серьезная) — необходимость проводить коррекцию комнатной АЧХ путем тщательных акустических измерений в помещении. Именно по этой причине — потому что для 99% рядовых пользователей подобное действие совершенно недоступно, — в мире продолжаются нескончаемые дебаты о том, какая акустика (и все остальное) лучше, и кто «вложился» (точнее «попал на деньги») круче.

Как Technics пытались помахать елдой перед Nakamichi

В последнее время участилась ситуация, когда некий гнус дает где-то ссылку сюда и приписывает, что, мол, «частично согласен» или «со многим согласен». Бля, ну неужели кто-то становится умнее? Нихуя подобного. Ща объясню. Я с гораздо большей симпатией отношусь к тараканам, которые убегают отсюда захлебываясь блевотиной и проклятиями в мой адрес. Человек, который не понял тут вообще нихуя — обычный калека. Ему нужно давать инвалидность даже не по потере мозга, а по отсутствию такового с рождения. Тем более, что сейчас это обычное явление. А вот тех, кто, типа, «Ну-у-у, с чем-то согласен, но конечно не со всем!» нужно просто зарубать нахуй саперной лопаткой.

Блядь, нельзя быть беременным наполовину. Ты уж лучше будь калекой — какой с калеки спрос?! А когда ты, сраный даун, заикаешься о каком-то там частичном согласии, то ты просто ебешь скотобазе мозги. Либо ты согласен тут со всем, либо ни с чем. Все понял? Пшелнах.